Johny&Mary
human impersonator
Дети в метро выглядят, будто на улице 80-е, все эти штаны с лампасами, свитер наполовину заправлен в высокие джинсы, все так аккуратненько смоделировано, видно, что стараются.
Дети всегда ведут себя одинаково. Даже я старалась, хотя это было совсем другое время, и ещё не считалось стыдно жить с родителями, если тебе 20 лет. Мне кажется, они сейчас более уставшие какие-то. От них слишком много ждут уже в детском саду, и в 17 они уже сами определяют свой тип депрессии. Какой я была в 17 лет? Я читала Толкина, не материлась, играла в третьих "героев", плела фенечки, ложилась спать в 23:00. Стишочки писала про суицид очень наивные. Дракончиков рисовала. В то же время я, иначе не скажешь, вляпалась в первые отношения, первые пьянки, первый секс, и с высоты своих страшных тридцати трёх могу сказать, что все это лучше бы обождало до двадцати пяти, а то и вовсе прошло мимо. Эти вещи стали моими худшими воспоминаниями за тот год. Взрослые вещи. Как уродливые пятна плесени на маленьком, с таким трудом собранном мной по кусочкам мире того, что я любила. Я ненавижу свое детство за одиночество и насилие, а взрослую жизнь — за то, что она сразу повернулась ко мне своими самыми уродливыми сторонами. Я до сих пор не понимаю, как ее жить.

@темы: девочка со спичками, psycho, presence